Всемирный банк назвал пять угроз для России

Всемирный банк назвал пять угроз для России

8
0

Самые высокие с 2013 года темпы роста показала Россия в прошлом году, отмечает Всемирный банк в очередном обзоре. Вот только рост этот был обусловлен факторами, которых уже не будет в текущем году. Чемпионат мира по футболу, рост мировой экономики и повышение цен на нефть дали толчок к увеличению ВВП России на 2,3% в 2018-м по сравнению с 1,6% в 2017-м году.

Реклама

В первом квартале российская экономика выдохлась «в условиях повышения ставки НДС, проведения относительной жесткой денежно-кредитной политики, более высокой базы 2018 года и снижения добычи нефти».

Итог первого квартала 2019 года, напоминает ВБ, — замедление роста ВВП до 0,5% год к году.

Все факторы, тормозящие экономику, давно известны и пронумерованы.

Турбулентность на развивающихся рынках

Пять основных, которые будут влиять на среднесрочную перспективу, Всемирный банк описал в деталях.

Это внешние факторы, на которые Россия почти не может влиять. Хотя, например, зависимость от цен на нефть российское правительство обещает снизить почти 20 лет, но тренд явно противоположный.

«Наблюдающийся в последнее время двузначный рост кредитования домохозяйств также может поставить под угрозу финансовую стабильность в случае ухудшения макроэкономической ситуации», — отмечают эксперты ВБ.

Названы и другие факторы, негативно влияющие на рост ВВП России. Например, отток капитала.

«На фоне неблагоприятных условий внешнего финансирования для развивающихся рынков и повышенной геополитической напряженности чистый отток капитала усилился, достигнув $67,8 млрд (примерно 4,1% ВВП) в 2018 году», — говорится в отчете ВБ.

Кроме того, в докладе говорится, что российская экономика слабеет из-за того, что бюджет теряет от 1% до 2,3% ВВП из-за «теневой занятости». Не платят или почти не платят налоги граждане в той части экономики, которая составляет порядка 15-21%.

Российские эксперты в основном согласны с оценкой рисков от Всемирного банка. Например, резкое падение нефтяных цен c нынешних $63-64 до $40 по Brent действительно было бы крайне неприятно для экономики России, отмечает Марк Гойхман, руководитель группы аналитиков Центра аналитики и финансовых технологий. «Однако в обозримой перспективе это маловероятно. Основные факторы для возможного падения цен — «торговые войны» и замедление роста мирового ВВП, что снижает спрос на нефть, а также увеличение добычи в США. Это уже спровоцировало снижение котировок «черного золота» в конце мая-начале июня с $70,6 к $59,5. Однако затем обвал прекратился, уже «вобрав» в себя этот негатив», — говорит Гойхман.

Нефть начала неделю в оборонительной позиции, сохраняя внимание на рисках для роста мировой экономики и для спроса, которые привели к проседанию цен на $10, уточняет Оле Хансен, глава отдела стратегий Saxo Bank на товарно-сырьевом рынке. Угрожающим оказался и еженедельный отчет о запасах в США, показавший еще один скачок запасов сырой нефти. Рост запасов сырой нефти и нефтепродуктов в 22,5 млн баррелей за неделю вообще оказался самым большим за всю историю наблюдений, начиная с 1990 года.

Новости СМИ2

«Однако рост на мировых рынках акций на фоне улучшения настроений и достижение технических и психологических уровней поддержки $50 за баррель по марке WTI и $60 по Brent оказались достаточно сильными, чтобы привлечь спрос», — говорит эксперт и предлагает не торопиться с выводами о дальнейшем снижении цен на нефть. Сначала необходимо дождаться отчета по нефтяному рынку от Международного энергетического агентства (11 июня), от ОПЕК (13 июня) и от Управления энергетической информации США (14 июня).

Для России достаточно комфортна цена в районе $60 за баррель, тогда как в реальности она может сохраниться на уровнях $61-69 на месяцы вперед, так что риск падения стоимости нефти довольно условен, резюмирует Гойхман.

Нацпроекты не спасут экономику

Хуже другое: российские регуляторы недооценивают последствия такого фактора, как закредитованность населения, отмечает Роман Блинов, руководитель аналитического департамента «Международного финансового центра».

«Трудно не согласиться с теми факторами риска, на которые указывает ВБ, но по поводу роста закредитованности хочется сказать особо. Это сродни тихому сидению с сигаретой на пороховой бочке», — говорит Блинов.

Закредитованность граждан — весьма серьезная проблема, согласен Гойхман. В 2018 году объем новых выдач банковских кредитов физлицам поднялся сразу на 35%, а общая задолженность — на 22%.

А это в свою очередь может затормозить и без того недостаточно эффективную реализацию нацпроектов, в том числе инфрастуктурных. «Но, конечно, проблема в таком случае будет гораздо шире. Нацпроекты призваны обеспечить инвестиции для экономического роста, повышение уровня жизни. Но их выполнение связано прежде всего с увеличением госвложений без радикального изменения самих основополагающих условий работы бизнеса — гарантий прав собственности, инвестклимата, снижения госмонополизма и прочего. В таких условиях нацпроектов может быть недостаточно для необходимого экономического подъема», — заключает эксперт.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ